Закладки доступны после регистрации

Частные хроники. Монолог

  • Вчера, 14:15
  • 179

фильм

Оригинальное название: Частные хроники. Монолог
Год выхода: 1999
Страна: Россия
Жанр: Документальный
Сценарий:
В ролях: Александр Цекало

7,4 10


Описание Герой фильма родился 11 апреля 1961 года, накануне одного из самых оптимистических дней в советской истории – полета в космос Юрия Гагарина. Год за годом вместе с героем фильма мы проживаем не только жизнь одного человека, но и жизнь всего государства до 1986 года – года, когда начался процесс распада империи и когда вновь появился оптимизм: оптимизм построения нового общества, о котором советские люди в начале 60-х годов не имели представления.

Награды:
Специальный приз на МКФ "Послание к человеку" в Санкт-Петербурге, особое упоминание критиков на фестивале "Кинотавр" в Сочи.

Кинотавр, 1999 год
Номинации (1): Главный приз «Золотая роза»

Из книги «3500 кинорецензий»:
Художественно-документальный трагифарс (8/10)

О режиссёре-документалисте Виталии Манском я ранее был только наслышан. Говорившие или писавшие о нём и его фильмах были или на редкость раздражены, как будто лично оскорблены до глубины души, или, напротив, с такой же личной заинтересованностью превозносили чуть ли не до небес. Честно говоря, и то, и другое внушало определённые сомнения. О ленте "Частные хроники. Монолог" я тоже уже что-то знал по перепалкам в прессе между отдельными критиками. Одни клеймили картину как неэтичную фальсификацию, наглый обман доверчивых граждан, приславших по кличу Манского сотни и даже тысячи своих любительских семейных и частных киноплёнок. Другие же определяли вольный метод обращения режиссёра с полученным материалом как роммовский (вспоминая "Обыкновенный фашизм"), а произведение в итоге воспринимая в качестве своеобразной исповеди поколения.
И фильм Виталия Манского действительно претендует на то, чтобы считаться личным и даже интимным признанием тех, кому уже под сорок, если они родились в 1961-м (не только год первого полёта человека в космос, но и год объявленного на XXII съезде КПСС скорого наступления коммунизма – примерно в 1980-м). Так и не дождавшись данного события, эти люди всё-таки успели вырасти и сформироваться ещё при социализме, во времена советской империи, затем канувшей в небытие, подобно теплоходу "Адмирал Нахимов", который затонул в 1986 году, вскоре после земной катастрофы – аварии в Чернобыле.
Эсхатологический намёк на приближающийся (вместо коммунизма) конец света и то, что повествование, как выясняется, велось словно от лица погибшего на "Адмирале Нахимове", должны бы настраивать в финале на трагический лад. Но сами авторы этот траурный настрой снимают остраняющими оговорками своего "лирического героя", что его кто-то потом видел торгующим в Берлине у Бранденбургских ворот или же пьяным в ресторане в Москве, да и мало ли что могло вообще случиться с человеком, пропавшим без вести. Ведь и родился он в несчастный понедельник, к тому же в "стране невезения", не подгадав всего на сутки к будущему Дню космонавтики.
Возможно, что выстраивая мнимую биографию этого "альтер-эго", который якобы появился на свет 11 апреля 1961 года и исчез летом 1986-го (начало перестройки), создатели "Частных хроник" также косвенно пародировали приём получившей широкую известность документальной картины "Среда. 19.07.1961" петербуржца Виктора Косаковского, где режиссёр брал интервью у тех, кто родился вместе с ним в один день, таким образом тоже претендуя на запечатление портрета своего поколения. А дата рождения Виталия Манского – на самом-то деле 2 декабря 1963 года, и это пустяковое несовпадение является смыслообразующим по своей сути.
Поэтому наивны и мелочны придирки к ленте из-за того, что в ней будто бы слишком вольно и лично в угоду автору используются съёмки других людей, которых он, не спрашивая разрешения (хотя в финальных титрах все они поименованы), порой выставляет в комическом, почти глупом плане. А главное – лишает заснятых на частной плёнке их собственных индивидуальностей, присваивая своему выдуманному герою внешность и факты биографии то одного-другого, то пятого-десятого из числа сотен мелькнувших в кадре.
Можно вспомнить по аналогии знаменитый гневный возглас Виктора Шкловского, который в 20-е годы пригвождал Дзигу Вертова, воспарявшего от хроники к кинопоэтическому преображению действительности: "Я хочу знать номер того паровоза, что лежит на боку в фильме Вертова". А зачем надо непременно знать номер какого-то паровоза или имя Вася-Коля-Саша, если не совпадая в частностях, мы так похожи друг на друга в общем. И, например, я, родившись раньше на пять лет и не имея почти никаких пересечений с сочинённой биографией того, кто рассказывает о себе (кстати, отлично справился с неожиданной для себя ролью Александр Цекало, произнёсший этот монолог за кадром), всё равно воспринимал "Частные хроники. Монолог" как своего рода свидетельство и о моей жизни, и о судьбе поколения, росшего в глухую пору застоя, и о любимой стране, будь она неладна.
Конечно, кто-то не узнает себя в этом зеркале и даже назовёт его кривым. Оскорбится за себя и за тысячи, миллионы сограждан, оболганных и осмеянных. Разумеется, манера трагифарса, а иногда вообще фривольного обращения с тем, что долго заставляли считать большой историей и выдающимися персонами современности, как и внимание к прежде запретным темам интимного плана (и это тоже преподано со здоровой насмешкой), может покоробить ревнителей советской идеологии и нравственности. Это остаётся неискоренимым практически во всех нас, вышедших оттуда, то есть тех, кто до конца жизни будет сознавать, что "родом из СССР".
Между прочим, избранный тон, непочтительно дурашливый, бессовестно надсмехающийся над всем святым и дорогим, вероятно, и нужен для того, чтобы наконец-то устроить эти "долгие проводы", явно запоздалое "прощание с СССР", вовсе не уезжая из "этой страны", и, согласно известной формуле Маркса, расстаться с прошлым, смеясь. И только минималистская музыка Алексея Айги, которая полнее использована в начале и финале, а внутри фильма даётся в качестве отбивки между годами в биографии героя, эмоционально задевает, поскольку звучит как некий торжественный марш, неуловимо переходящий в реквием. Истинно сожалеть обо всём утраченном советском может лишь тот, кто и тогда ничего не имел, а власть не любил гораздо больше, чем соседа – стукача и антисемита.
1999

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова