Описание В этом фильме рассказана простая и в то же время драматическая история любви двух молодых людей, которых разлучил случай. Как оказалось – навсегда…

Премьера (мир): 10 ноября 1974

Награды:
Карловы Вары, 1974 год
Победитель (1): Хрустальный глобус

Из книги «3500 кинорецензий»:
Романтико-эпическая музыкальная драма (7.5/10)

Все мы знаем, что с любовью мир становится другим. А человек – человеком. В этом смысле встреча двух людей – тоже историческое событие. Уходит любовь – умирает мир. И человек умирает. Конечно, он остаётся жить, вернее – существовать. Возвратить его к жизни может только другая любовь. Об этом – фильм "Романс о влюблённых". Об ощущении мира – как возможности для любви…
Для авторов ленты не важна драма любви как таковая, что можно увидеть буквально в каждой любовной истории. Их интересует другое, а именно – человек, который любит. То есть психология любви. Интересует воздействие любви на человека, её преобразующая сила. Как человек меняется, как он смотрит теперь на мир?! И что можно увидеть его глазами?! Нам трудно взглянуть на мир непосредственным, детским взглядом. Но это могут влюблённые. Удалось ли это создателям картины?
Только в её начале поэтичность мира не воспринимается нами отдельно от того, как видят его главные герои, Сергей и Таня. А вот пейзажи с птичьего полёта, скорее всего, являются лирическими отступлениями авторов. Тем более что тема приобщения к России является для Андрея Кончаловского самой главной в его творчестве. И поэтому эти отступления – логическое продолжение мотивов "Дворянского гнезда" и "Дяди Вани". Они становятся самостоятельными и уже не связаны с течением фильма (хотя фабульно мотивированы). А армия, увиденная глазами Сергея, в сценарии кажется более интересной. Там была связь микро- и макромира. А вот в готовой ленте нет их единства.
Авторы почти не используют "эффект соучастия" зрителя. А ведь он может переводить ситуацию на свою судьбу. И благодаря этому придёт к наиболее верному и точному пониманию идеи. Самое же главное – откроет в себе способность к чувству, осознает любовь. Но этого всё-таки не произошло. Жаль, ибо можно было бы представить подобный "эффект интерференции" (назовём его так) по финальному кадру. К Сергею возвращается жизнь с приходом новой любви – возвращается цвет (великолепное использование драматургии цвета). Сергей подходит к окну, открывает занавеску – и мы видим внизу… землю с высоты птичьего полёта. Это не только метафора мира влюблённых, смотрящих на жизнь с такой высоты, но и исполненная мечта, и ощущение счастья, и всё на свете. Поневоле чувствуешь себя летящим над землёй, что даже захватывает дух.
Но удалось ли режиссёру изобразить условный мир сценария так, чтобы возникла иллюзия реальности? Иначе – р е а л ь н о с т ь у с л о в н о с т и. Ведь зритель должен поверить в осуществимость идеальной любви и в то, что он тоже способен на неё. Весь строй картины должен убедить в этом. Иначе не будет фильма как явления действительности.
Первые кадры (а вернее, слова) настораживают своей высокопарностью, открытостью – всё-таки белые стихи. Но потом это воспринимается как нечто собой разумеющееся. Просто новое всегда шокирует, пока не определится в нашем сознании. И вот тогда наша установка на норму опровергается, стереотип восприятия рушится. В результате возникает новая, более соответствующая ситуации установка. Но когда постановщик осторожно ввёл в эту условность, ставшую уже реальностью, элементы ещё большей условности (показ процесса съёмок), вообще создалось впечатление, что он снимает подлинную жизнь.
Когда же на экране демонстрируется долгая, даже затянутая сцена духовного умирания Сергея, который мечется по перрону среди толпы любопытных, а потом его несут со скрещёнными руками в свете юпитеров, то кажется, что всё это – уже из другой оперы, потому что здесь – романс. А романс – это лирическое произведение, музыкальная поэма в миниатюре. И он не терпит фальши, мнимого мелодраматизма. Именно мнимого. Ибо без мелодрамы в хорошем смысле слова в ленте о любви не обойтись.
Сравните это, например, со сценой разговора с Таней после возвращения Сергея из армии или с его отчаянной, даже фанатичной песней во дворе. Это верно потому, что сделано на грани реального и условного. А в вышеназванном эпизоде данная грань перейдена. Кроме того, сцена является лишь иллюстрацией тезиса о духовной смерти без любви. Здесь начинается риторика. Картина намного выиграла бы, если бы режиссёр оставил только великолепный кадр с удаляющимися в темноту огнями поезда, после чего минута тёмного экрана кажется просто вечностью. И вслед за этим вступает чёрно-белое изображение, что является чисто кинематографическим решением.
Кстати, в том эпизоде "смерти" не было ещё и посредника между зрителем и условностью, чью роль обычно осуществлял Трубач. Хотя можно пожалеть, что этот замечательный образ (и участник действия, и его зритель, и посредник) претерпел изменения на пути от сценария к фильму. В сценарии он напоминал шекспировского Пролога. И вообще атмосфера, язык, даже характеры героев казались шекспировскими. Тут можно поспорить с Андреем Кончаловским, который указывал на традиции Александра Довженко.
И ещё эта история представляется вневременной. Конечно, предметный мир и фон действия указывают на точное время событий. Но нет ощущения времени в поступках героев, в их характерах, нет связи со временем как средой. Быть может, это произошло оттого, что авторы "Романса о влюблённых" хотели изобразить идеальную, вневременную (то есть вечную в своей непреложности) любовь. Но она становится в таком случае только схематичной, выделяется в качестве знаковой. Поэтому сразу же теряется психологизм, а все движения души должны приниматься на веру. Следствие даётся без причины. Нам не дано узнать несколько больше о любви Сергея и Тани. И возникает сомнение: а так ли велика она была?
Конечно, первая любовь – лишь потребность любви, её прелюдия. Начало целого, но не целое. Любовь-ощущение, любовь-настроение, в которой только берут, но не дают. И она всегда уходит, умирает. Хотя может перерасти в настоящую любовь. Но это ведь расходится с замыслом создателей ленты, которые изображали идеальную, а значит – истинную любовь. Можно сказать, что сила любви не имеет большого значения. Главное – её воздействие и итог. Но право же, тогда благородная идея показать духовную смерть от любви дискредитирует сама себя. Такая любовь не будет стоить жертв. А ведь авторы недвусмысленно подчёркивают: Таня выходит замуж не потому, что умирает её первая любовь, а умирает вообще любовь у э т о й Тани. Уже д р у г а я Таня влюбляется в Игоря.
Но ситуация была бы психологичнее, если бы Таня всё же не вышла замуж, а лишь существовала бы как совсем другая. И не могла бы вернуться в мир прежней любви. Ведь у любви не бывает прошлого, ибо любовь – только движение. И она не может умереть полностью, не оставив даже боли, с которой тоже можно жить. Поскольку большее мужество – жить без любви, а не умереть. Как раз будто бы в благодарность за это мужество авторы фильма дают своему герою Сергею новую любовь. Она – иная. Как вторая ступенька на лестнице чувств. Можно подниматься выше и выше. И символический финал – как отражение данного движения. А внизу – мир, как основа этой любви. Романс о влюблённых превращается в гимн любви. "Любви не будет конца во все времена".
1974

Если вам понравился этот фильм, не пропустите:
Шербургские зонтики / Les parapluies de Cherbourg, (1964)

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова