Закладки доступны после регистрации

Строгий юноша

  • 27-07-2014, 17:52
  • 172

фильм

Оригинальное название: Строгий юноша
Год выхода: 1935
Страна: СССР
Жанр: Драма
Сценарий:
Режиссёр: Абрам Роом
В ролях: Дмитрий Дорлиак, Ольга Жизнева, Юрий Юрьев, Максим Штраух, Валентина Серова, Иван Кононенко, Дмитрий Голубинский, Георгий Сочевко, Ирина Володко, Александр Чистяков
Студия: Украинфильм

7,1 10


Описание В основу образов молодых людей были положены черты идеальные. Волшебный комсомолец и строгий юноша Гриша, создающий III комплекс ГТО, комплекс моральных качеств. Его запретная любимая женщина Мария Степанова, "славянская Венера", сыгранная Ольгой Жизневой как воплощение вечной поэтической женственности, естественной как дыхание.

Другая грань женственности – живая, игривая, непосредственная, симпатичная Девушка, роль которой исполнила начинающая актриса Валентина Половикова, в недалеком будущем кинозвезда Валентина Серова. А рядом с ними, словно персонажи совсем другой истории, – циничный, пошлый приживал Цитронов и респектабельный профессор Степанов, научное светило.

Премьера (мир): 1 августа 1974

Знаете ли вы, что:
• В 1936 году фильм был запрещен. Начиная с середины 60-х годов появился на экранах, сначала маленьких просмотровых залов ВГИКа, а затем вышел на экраны творческих домов. В 1974 году по праву занял место в ретроспективе фильмов Роома, посвященной его 80-летию.
• Первоначально роль комсомольца Гриши играл Дмитрий Консовский. Но во время съёмок актёра арестовали по обвинению в антисоветской агитации и фильм пришлось переснимать заново с Дмитрием Дорлиаком.

Из книги «3500 кинорецензий»:
Лирико-социальная декадентская драма (9.5/10)

В отличие от скандинавской традиции, согласно которой короткое лето – это счастливая и умиротворяющая пора в жизни отдельного человека и в миропонимании многих обитателей северных ландшафтов, для нас, тоже живущих не в таких уж южных широтах, знойная пора иногда может восприниматься отнюдь не в радужных тонах. Вот и в советском кино можно найти поразительные прозрения, как за летней пасторалью и внешней благостностью размеренного, даже размягчённого под солнцем ничегонеделанья скрываются опустошительная драма, общественный слом, катаклизм эпохи.
Упоминание о скандинавской традиции вовсе нелишне, поскольку режиссёр Абрам Роом был большим поклонником творчества Кнута Гамсуна. И даже без знания этого факта можно интуитивно почувствовать, что в его уникальном по стилю фильме "Строгий юноша" словно разлита в воздухе причудливая смесь изощрённого, манерного декадентства, плотски-праздничного восприятия действительности (стoит лишь взглянуть на пышущие здоровьем и молодостью тела юных спортсменов и спортсменок, или на импрессионистски, но сочно представленную наготу женщины-купальщицы, выходящей из пруда).
И всё сочетается со вполне советской по духу эстетикой комсомольско-спортивных парадов и оптимистически-радужного отношения к социалистическому миру в тот момент, когда он уже начал проваливаться куда-то в прорву. Отнюдь не пышное и величавое "сталинское барокко", которое формировалось в те же годы (допустим, в лентах Григория Александрова – начиная ещё с "Весёлых ребят" и заканчивая "Светлым путём"), а ещё более странный симбиоз "сталинского декаданса", проникнутого неприкрытой чувственностью и одновременно изысканностью платонических страстей.
Но это не только не было поддержано и усвоено благодаря "Строгому юноше", а наоборот, вызвало глухое раздражение властей, по всей видимости, и самого Сталина, который уже тогда превратился в главного киноцензора страны. Фильм был обвинён в формализме и запрещён к выпуску на экран, однако не случайно именно он был полузакрыто (для студентов и специалистов) возвращён в обиход где-то в середине 60-х годов (вот ещё одна "летняя пора" в истории СССР), на волне переоценки творчества Роома.
Режиссёр явно заслуживал высочайшего признания и, кстати, тогда же смог вернуться в своей непростой карьере к утончённому поиску своеобразных стилевых решений уже на материале литературной классики ("Гранатовый браслет", "Цветы запоздалые", "Преждевременный человек"). Между прочим, и самого Абрама Роома можно было назвать "преждевременным человеком", как и Юрия Олешу, автора сценария "Строгого юноши", развившего мотивы своего гениального романа "Зависть". И сама их картина намного опередила 30-е годы, не вписавшись в представления о "лучшей на свете и счастливой эпохе".
Разумеется, данную ленту можно воспринимать и как особую love story по-советски, куда более вызывающую и радикальную, нежели тоже роомовская "Третья Мещанская", потому что нетрадиционный "любовный треугольник", этот menage a trois времён угасающего нэпа, был превращён в вовсе недопустимый адюльтер периода энергичного социалистического строительства. Также небезынтересны предварительные варианты названия фильма – "Комиссар быта" и "Волшебный комсомолец".
История внезапной страсти, которая охватила молодого дискобола-комсомольца с мускулистым торсом и неожиданно нежной душой по отношению к гораздо более старшей по возрасту женщине – жене какого-то преуспевающего врача, купающегося в роскоши и праздности существования в некоем особняке-дворце где-то на юге страны, подспудно выражает тайную мечту, навязчивое желание, неутолимую зависть нового поколения, воспитанного уже при социализме. Оно наперекор провозглашаемым в картинной позе идеалам всё равно стремится приобщиться если не к материальным ценностям, вещному миру и беспечности обеспеченного быта, так хотя бы к ускользающей мимо (словно прошумевшая ветвь, полная цветов и листьев – вспомним изумительный олешевский образ), улетучивающейся в никуда духовности и возвышенности прежнего уклада жизни тех, кто ещё застал дореволюционные времена.
Между женщиной "бальзаковского возраста" (актрисе Ольге Жизневой, жене Абрама Роома, было во время съёмок 37 лет) и примерно девятнадцатилетним юношей, то есть ровесником Октября, пролегает не только возрастная и социальная пропасть, но – что куда неотвратимее – исторический разлом, насильственная смена эпох. Своего рода несостоявшееся "бабье лето" героини средних лет, которая так и не позволила себе даже подумать о возможности ответить взаимностью на открытые и пугающие проявления чувств юного дискобола, вступает в неразрешимое противоречие с предлетним ощущением немедленной и непременной реализации своего права на радость и счастье, что переполняет тело и душу комсомольца.
Есть непостижимое предостережение в том, как натура южного лета – кажется, оно продлится вечность, подобно неиссякаемой молодости, которая вызывает, в свою очередь, подсознательную зависть у тех, кто прошёл "земную жизнь до половины" (любопытно, что Роом снял столь этапную картину в возрасте 42-х лет – сравните по этому принципу с лентами "Восемь с половиной" Феллини, "Июльский дождь" Хуциева, "Всё на продажу" Вайды, "Зеркало" Тарковского…) – таит в себе скрытую угрозу стремительного краха.
Зыбкая частная пастораль затем обернётся общественной и более того – всемирной катастрофой. За летом 1936 года последует страшный 1937-й. Стремящийся выжить и приспособиться к режиму полуопальный Абрам Роом будет вынужден к июню 1939 года, почти накануне своего 45-летия, подготовить к выпуску на экран новую "оборонную" работу "Эскадрилья № 5", которая на стадии съёмок вообще называлась пророчески: "Война начинается". А ещё через два года, именно летом, разразится настоящая война, абсолютно не такая лёгкая и скоротечная, как виделось.
1998

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова