7 сентября 2015 12:28
0 / 0 / 2
Последняя активность: 7 мая 2016 08:16
Мультитрекер: Раздают: 0 Качают: 0 Скачали: 0
Sem_chelovek_nevidimok_[torrents.ru] (2 файла)
Sem_chelovek_nevidimok_[torrents.ru]_1.avi (700.55 MB)
Sem_chelovek_nevidimok_[torrents.ru]_2.avi (700.35 MB)
7 сентября 2015 12:28
0 / 0 / 0
Последняя активность: не наблюдалась
Мультитрекер: Раздают: 0 Качают: 0 Скачали: 0
Seven Invisible Men 747.avi (749.20 MB)

Описание Фильм – дорога. Его действие происходит в Крыму, бывшем юге Советского Союза. Его герои – живущие за гранью, каждый со своим прошлым. Кто-то из них бежит от правосудия, а кто-то от себя. Их бессмысленная дорога – бег от жизни, которую нельзя ни изменить, ни переделать на свой лад…

Премьера (мир): 17 мая 2005

Награды:
Ника, 2006 год
Номинации (1): Лучший фильм стран СНГ и Балтии

Из книги «3500 кинорецензий»:
Экзистенциальная притча (8.5/10)

Будучи поклонником творчества литовского режиссёра Шарунаса Бартаса и написав о нём в 2002 году статью "Горит, перебегая от робости к надежде", я, разумеется, с большим нетерпением ожидал появления нового фильма "Семь человек-невидимок", который ознаменовал конец пятилетней паузы, по всей видимости, вынужденной и связанной с финансовыми обстоятельствами, поскольку сценарий-то был опубликован в журнале "Кинофорум" в том же 2002-м. По неведомой причине я не стал читать литературную запись того, что потом должно было предстать на экране, вероятно, интуитивно чувствуя бесполезность подобного занятия – тем более что кинематограф Бартаса принадлежит к действительно редким явлениям, которые никак не перескажешь словами.
А как оказалось, когда я всё же решил после просмотра ленты хотя бы с опозданием познакомиться с первоначальным текстом, что от него остались в готовом экранном варианте "лишь рожки да ножки": фактически – две-три сцены да несколько реплик. Даже финал с пожаром изменён, но вот отказаться от непременно присутствующей у него во всех картинах стихии огня (как и мотива воды, в данном случае – моря в Крыму) постановщик точно не мог. И цитировавшаяся мною в упомянутой статье о Шарунасе Бартасе строчка из Арсения Тарковского ("Пусть жжёт ещё сильней! – почти у самых глаз") максимально подходит в качестве своеобразного ключа-подсказки для понимания явно непростой и совершенно неожиданной киноработы, которая лишь опрометчиво может поначалу показаться "не особенно бартасовской".
По первому разу (а я смотрел "Семь человек-невидимок" дважды и подряд – с перерывом примерно в час) воспринимаешь первую половину двухчасового фильма как чересчур разговорную для принципиального молчуна и излишне сюжетную для автора, у которого действие никогда не имело значения. А тут какая-то четвёрка персонажей (трое парней и одна девушка – пламенный привет российскому "4"!) в тёмную ночь в неизвестном городе угоняет машину, чтобы отправиться на ней куда глаза глядят (чем не история из "Бумера"?!). В итоге они оказываются в Крыму, где стараются держаться подальше от милиции. Но один из типов по имени Ванечка, по сути, "кидает" своих друзей-подельников Пашу и Бобика, а также нынешнюю возлюбленную Машу, поскольку продаёт украденный автомобиль и с вырученной пачкой денег добирается до одинокого домика в степи, где обитает его прежняя любимая Мила с дочкой Юлей, которой, наверно, лет одиннадцать-двенадцать.
Здесь вполне можно ощутить косвенные отголоски "Возвращения", а в сценарии, который был написан практически за два года до выхода ленты Андрея Звягинцева, вообще содержались эпизоды, связанные с утаиванием воровского "общака", что присутствовало и в изначальной версии "Возвращения". Дальше же начинается настоящая вакханалия местных жителей, которые нещадно пьют, многоэтажно матерятся и ожесточённо дерутся, что не может не привести к трагическим последствиям. Именно это вторжение "неприкрашенной реальности" производит впечатление настоящего шока, абсолютно несравнимого с отрепетированной фальшью деревенских сцен-оргий в названном "4" молодого московского дебютанта Ильи Хржановского.
Более зрелый литовец Шарунас Бартас как раз в то лето, когда ему исполнилось ровно сорок, словно рискнул по-своему отметить данный юбилей, который почему-то не принято праздновать во избежание дурных предзнаменований. И, в принципе, в рамках экранной действительности такие предостережения сбываются, пусть персонажи – и выдуманные, и подлинные, смешавшись друг с другом в одну буйную компанию за нехитрым столом – особого повода для водочных и словесных излияний не имеют. Но ведь на постсоветском пространстве (сегодня Крым всё-таки принадлежит Украине) любая встреча является хорошим оправданием для совместного употребления алкоголя и откровенного разговора по душам, после чего смертельный исход кого-либо из участников случайного торжества не так уж удивителен.
Максимальная правда и безжалостная раскрепощённость, достигнутая режиссёром-оператором в одном лице и всеми теми, кто попал в кадр на протяжении сорока минут этой попойки, вообще заставляют забыть о существовании сюжета, исполнителей, кинокамеры, технического персонала. Перед нами жизнь как она есть – непричёсанная, расхристанная, корявая и безобразная, проживаемая на пределе эмоций самого разного свойства: от безудержного веселья до душераздирающего надлома, после которого впору вскрыть себе вены или застрелить кого-либо из собутыльников. По сути, Бартас растворяет игровое кино в документальном, позволяет подлинной реальности вытеснить с экрана придуманные образы. Более того, вопреки первоначальному сценарию, сочинённый им герой должен погибнуть не от рук разозлившегося дружка, а как раз от постороннего, одного из непредусмотренных авторским замыслом, поистине трагического типа с тюремным прошлым и наркотическим настоящим, который выступает словно от имени беспощадной и судящей по высшему счёту действительности.
И когда пересматриваешь заново "Семь человек-невидимок", как это ни странно, совсем иначе видится – уже в другом свете и в изменившемся контексте – та вымышленная кинематографическая история, которая могла столь смущать, а кого-то и раздражать при первом знакомстве с ней. Если отважно и без каких-либо шор запечатлённый "ужас человеческого бытия", в общем-то, остаётся равным себе, не приобретая иносказательного смысла, только свидетельствуя лишний раз, что подобной естественности и натуральности поведения людей перед камерой не добьёшься без достаточно долгого проживания рядом с ними и без исключительного доверия с их стороны, то "киношная реальность" преображается.
Выясняется, что в ней даже есть своя поэзия, имеется внутренний ритм повествования, наличествует убедительная логика происходящего – своеобразного "сошествия в ад", хотя, на самом-то деле, путешествие четверых полукриминальных (впрочем, кто знает, что у них ещё на совести) героев в Крым больше похоже на пребывание в Чистилище. "Последних листьев жар сплошным самосожженьем // Восходит на небо, и на пути твоём // Весь этот лес живёт таким же раздраженьем, // Каким последний год и мы с тобой живём". Очищение является лишь вместе с огнём и не может обойтись без жертвоприношения ("смотри, сейчас вернусь, гляди, убью сейчас!"). И избавление от угрозы прошлого совершается ценой гибели одного из них, что, кстати, было предсказано в сценарии строчкой из песни, частично оставшейся лишь в названии фильма: "Вчера на земле было семь человек-невидимок. // Это верно, не спорю. // Но сегодня один из них умер".
Многие критики как раз недоумённо гадали по поводу "семерых человек-невидимок", даже не обратив внимание на то, что в финальных титрах среди семи основных героев упомянут местный водитель Карпуша, как бы Харон-перевозчик, который сначала доставляет в домик в степи троих брошенных Ванечкой попутчиков, а потом привозит по его просьбе много водки для гулянки, ставшей роковой. А вдобавок эта лента Шарунаса Бартаса является его седьмым произведением, если не считать короткометражки. И если раньше режиссёр предпочитал, даже погружаясь в далёкую таёжную среду где-нибудь в Саянах или перемещаясь в жаркую пустыню в Северной Африке, всё равно переделывать подлинный мир, придавая ему метафорическое звучание, то теперь поступает наоборот, проверяя кинематографическую реальность на то, исчезнет ли она при соприкосновении с настоящей.
Бартас, в отличие от своего героя, выжил, когда его типично экзистенциальное кино прошло испытание, столкнувшись с невыдуманной жизнью. Пожалуй, мало кто из коллег ныне может похвастать тем же. И этот дерзкий опыт литовца стоило бы сопоставить с противоположным экспериментом его ровесника (даже родились с разницей всего лишь в 17 дней) Сергея Лозницы, который в "Блокаде", основанной на хронике военных времён, создал тоже бытийную притчу о страшном очищении ледяной водой и огнём пожарищ. Но ведь и у картины "Семь человек-невидимок" изначальное название было другое – "Борьба".
2005

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова