1 сентября 2015 23:00
0 / 0 / 0
Последняя активность: не наблюдалась
Мультитрекер: Раздают: 0 Качают: 0 Скачали: 0
dnevnik_selskogo_svyashennika_1.46_[torrents.ru]_by_bm11.avi (1.46 GB)
1 сентября 2015 23:00
0 / 0 / 0
Последняя активность: не наблюдалась
Мультитрекер: Раздают: 0 Качают: 0 Скачали: 0
Dnevnik.selskogo.svyashennika.1950.XviD.DVDRip.Generalfilm.avi (2.06 GB)

Описание Вера и человеколюбие молодого сельского священника подвергаются тяжелым испытаниям, когда он получает приход в маленьком городке. Местное общество не только не воспринимает его всерьез, но и строит против него козни. И только старый священник из другой деревни проявляет некоторый интерес…

Премьера (мир): 7 февраля 1951
Рейтинг IMDb: 7.90 (5574)
Рейтинг кинокритиков: 8.7 (94%, 33 + 2 = 35)

Награды:
Приз имени Луи Деллюка, международная премия (поровну с фильмами "Большой карнавал" / The Big Carnival и "Река" / The River) и приз за операторскую работу на МКФ в Венеции в 1951 году, премия Французского синдиката критиков по итогам 1951 года.

Британская академия, 1954 год
Номинации (1): Лучший иностранный актер (Клод Лейдю)

Венецианский кинофестиваль, 1951 год
Победитель (3): Международная премия; Приз Международной Католической организации в области кино (OCIC); Премия итальянских критиков
Номинации (1): Золотой лев

Связи:
Отсылки к
1.
 

Упоминается в
1.
2.
3.
4.
5.
 


Из книги «3500 кинорецензий»:
Философско-религиозная драма (10/10)

На первый взгляд, Робер Брессон может показаться самым объективистским режиссёром мира. Его словно не интересуют собственные герои и всё, что с ними происходит. Брессон просто снимает кино, и его фильмы – это мелькание света и тени на белом полотне. Как будто двухмерное пространство экрана – единственная реальность. И самое главное – запечатлеть мгновение, когда часть предмета или же лица человека освещена, а другая часть ещё находится в тени. Кажется, нет ничего важнее ритма движения фильма, плавной смены кадров – то коротких, то длинных. Один кадр уходит в затемнение – как в небытие. Именно в небытие. Ведь этого кадра больше уже не будет. Но будет другой. А затем – третий, четвёртый… И все они будут умирать какой-то печальной смертью, словно со вздохом уходя в темноту. Однако вновь и вновь из затемнения будет рождаться следующий кадр – и свет будет заливать весь экран…
Киноленты Робера Брессона – это музыка света и тени, поэзия коротких и длинных кадров. И всё-таки он – один из самых исповедальных, открытых, обнажённых, нервных художников. Контраст света и тени – это контраст добра и зла, веры и безверия, радостей и страданий, душевности и холодности, чувств и мыслей. Действие картин Брессона происходит в крайних, пограничных ситуациях – у смерти на краю. Жизнь – это свет. Смерть – это тьма. Но и в жизни много тьмы – может быть, больше, чем света. К чему эта жизнь? Лучше умереть и найти успокоение.
Фильмы Робера Брессона – это не только мучительные раздумья его героев о том, что выбрать: жизнь или смерть? Это муки самого автора. Брессон делает свои ленты долго, мучительно – будто и не снимает, а пишет пером по своему сердцу. И попеременно обращается то к Богу, то к человеку. Пожалуй, лишь Ингмара Бергмана мучает этот же неразрешимый для творца вопрос. Порой он готов поверить в человека и в жизнь. Но бергмановские герои, как бы поднимаясь по кругам земного ада к желанному раю и обнаружив в конце восхождения, что его, вероятно, вообще не существует, потом совершают обратный путь, пока не блеснёт новая надежда, опять не появится возможность для веры.
А как у Робера Брессона? Персонаж "Дневника сельского священника" (у него даже нет имени – он просто священник из Амбрикура) находит успокоение в смерти, а в ленте "Приговорённый к смерти бежал" (что уже ясно из названия) бежит от смерти. Хотя Брессон обрывает повествование. И мы не знаем, что ждёт Фонтена. Но всё-таки он бежал. Впереди – жизнь. А какая? Будет дальше влачить лишь жалкое существование? Может быть, станет впоследствии преступником ("Карманник")? Однако люди иногда способны подниматься "над жизнью", действительно превращаясь в героев. Но и здесь возникают свои проблемы. Жанна Д’Арк ("Процесс Жанны Д’Арк") боролась за короля, а он её предал. Кому остаётся верить? Святому Михаилу? А осёл Бальтазар ("Ненароком, Бальтазар") вынужден терпеливо сносить все издевательства, переходя от одного хозяина к другому. Зато Мушетт ("Мушетт", экранизация другого произведения Жоржа Бернаноса, автора "Дневника сельского священника") не терпит – по-своему протестует. Она в одиночку борется с этим жестоким миром, пусть её борьба безнадёжна. И Мушетт кончает жизнь самоубийством. Вода смыкается над ней – она словно уходит в затемнение. Вновь – успокоение в смерти.
Робер Брессон – католик. Это накладывает определённый отпечаток на его творчество. Хотя аскетизм и сухость католицизма Брессона не имеет ничего общего, например, с католицизмом Феллини. Художник (и в том, и в другом случае) побеждает католика. И единственный фильм Робера Брессона о церковнике – это как раз "Дневник сельского священника" (правда, есть ещё "Грешные ангелы" о женском монастыре, где тоже наличествует тема смирения). Экранная версия романа Бернаноса, написанного в 1936 году (сам он умер в 1948-м, то есть за два года до съёмок), является великолепным примером единства брессоновского стиля и сюжета. Непрофессиональный исполнитель Клод Лейдю спокойным и бесстрастным голосом читает за кадром текст. Это – холодная беспристрастность рассказчика. Это – повествование. И Брессон тоже повествует. Он будто отгораживается от сопереживания. Причём важное значение имеет так называемый "иллюстративный текст" – то есть текст, который просто иллюстрирует почти всё происходящее на экране.
Допустим, Лейдю за кадром говорит, что пошёл к священнику из другой деревни, но не застал его. И мы видим в это самое время, как герой идёт к деревне, подходит к дому священника, стучится, и вышедшая женщина сообщает, что того сейчас нет на месте. В "нормальном" кинематографе закадровый текст был бы излишен. А у Робера Брессона он приобретает особый смысл. Бесстрастное повествование контрастирует с трагической историей молодого священника. Рассказчик – как бы сторонний наблюдатель. Зритель – тоже. Но зрителя надо заставить "почувствовать то, что чувствуешь сам, вместо того, чтобы предлагать ему какую-нибудь историю, если хотите – зрелище, хорошо или плохо скомпонованное" (Брессон). Необходимо, чтобы зрители сами пережили то, что переживает герой (а через него – автор). Поэтому режиссёр ограничивает себя во всём и превращает свои фильмы в один длинный внутренний монолог.
Действие проигрывается дважды. То, что мы слышим в качестве произносимого текста, это – информация о событиях, а иначе – фабула. Слушая, мы следим за развитием действия. А вот то, что мы видим, это – подтекст. Смотря, мы осознаём внутреннюю суть происходящего. Можно пояснить на таком примере. Когда мы в первый раз смотрим какую-то картину, то нас интересует ход событий – проще говоря, мы хотим знать: о чём этот фильм? И только во второй, третий раз и т. д. мы замечаем всю глубину авторского подтекста, читаем те мысли, которые вкладывал автор в соединение разных событий. А Брессон словно предоставляет нам возможность не глядеть ленту дважды. Достаточно одного раза. Хотя брессоновские фильмы надо уметь смотреть. Уметь различать слышимое и видимое.
Это произведение называется "Дневник сельского священника". То есть исповедь. И надо уметь видеть, что скрыто за текстом. Слова – лишь внешнее оформление наших чувств. Часто они не выражают то, что мы чувствуем. Или же чувства вообще невыразимы. Точно так же и поступки далеко не всегда выражают нас самих. Это – ещё один план творений Робера Брессона. Когда мы уже знаем, что происходит в картине, мы начинаем следить за внутренним содержанием происходящего. Получая у Брессона информацию через текст, мы уже не обращаем внимания на внешнее поведение исполнителей. Мы смотрим сквозь их лица. Вглубь их душ. И осознаём трагичность истории.
Трагедия сельского священника заключается в том, что его никто не понимает. Люди смотрят на него только как на персону, а не на личность. Робер Брессон в "Дневнике сельского священника" одним из первых уловил трагичность существования человека во второй половине XX века. Вслед за ним тему некоммуникабельности развивали Микеланджело Антониони, Ингмар Бергман и западногерманская "новая волна" (прежде всего – Вим Вендерс).
Не случайно, что священник болен. И не знает – отчего. Его физическая болезнь – внешнее выражение внутренних мучений. И подобно тому, как священник не ведает, что причина болезни заключена в употреблении скверного вина, так он и не знает о причине душевных страданий – невозможности единения Бога и человека, примирении веры в лучшую загробную жизнь и желания дальше жить на этом свете. Допустим, священник смог заставить графиню забыть о смерти её сына и думать, что ждёт уже в том мире – только успокоение. Но всё дело в том, что у него самого нет никакой надежды (речь не идёт о вере). Жизнь теряет свой смысл, когда не знаешь, для чего живёшь.
У Фонтена из ленты "Приговорённый к смерти бежал" есть надежда на свободу и на то, что он останется жить. Эта надежда придаёт ему уверенность. Фонтен говорит своему соседу: "Я думаю о вас, и это придаёт мне мужество". Нужно бороться за других. Потому что в том случае, когда человек думает только о себе, он уже готов смириться. Главный персонаж "Дневника сельского священника" вроде бы пытался бороться за других. Его не поняли: почему он вмешивается в чужую жизнь? У них – своя жизнь, и у него – своя. Им-то ведь нет до него никакого дела. Одиночество священника как раз и подталкивает его бессознательно к смерти. Подобно тому, как он думает, что физические боли пройдут, так смиряется и с неразрешимостью вопроса о Боге и человеке, о жизни и смерти.
В конце фильма священник умирает. Из затемнения возникает крест. И уходит в затемнение. Такова и жизнь человеческая. Что остаётся? Крест. То ли знак того, что человек был распят жестокостью жизни. То ли надежда на воскресение после распятия и встречу с Богом в загробном мире – то есть это символ веры. То ли вера в человеческую память. То ли молчаливый укор за очередную загубленную жизнь.
1976

Если вам понравился этот фильм, не пропустите:
Причастие / Nattvardsgästerna, (1962)
Голгофа / Calvary, (2013)
Наудачу, Бальтазар / Au hasard Balthazar, (1966)

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова