Описание Режиссер Жанна, известная своим смелым взглядом на секс, снимает фильм о любви. Но вскоре съемки откровенных интимных сцен превращаются в пытку: погода портится, огромный искусственный член отваливается, Актер холоден и скован, а Актриса и вовсе не знает, что нужно делать.

Через некоторое время в свете софитов и в тени уютных декораций разгораются невероятные скандалы и безумные страсти, способные свести с ума даже бывалого киномана. Но целеустремленная Жанна не унывает, она добьется желанного результата любыми, даже самыми экстремальными средствами!

Сборы в США: $40 470
Премьера (мир): 5 июня 2002
Премьера (РФ): 12 сентября 2002
Рейтинг кинокритиков: 6.4 (70%, 32 + 14 = 46)

Из книги «3500 кинорецензий»:
Кино о кино (8/10)

В российском кинопрокате предпочли воспользоваться рабочим названием "Интимные сцены" фильма французской писательницы, сценаристки и постановщицы Катрин Брейя, хотя на Западе он вышел под англоязычным заглавием "Секс – это комедия". Может быть, мы ещё не созрели до того, чтобы воспринимать секс в комическом плане, и понятие "интимное" притягивает пока что сильнее. Многие зрители будут ждать от этой ленты чего-то откровенного и скандального – в духе "Романса" той же Брейя, который демонстрировался в России без особых цензурных препон, в отличие от ряда стран, где его пытались запретить. Заранее настраиваешься на то, что тебе продемонстрируют "весьма пикантные тайны кинематографического закулисья", поскольку речь идёт о "фильме в фильме".
Женщина-режиссёр Жанна (забавно, что выступающая в этой роли Анн Парийо начинала свою карьеру в кино с эротических опусов) снимает очередную картину о любви и особенно озабочена тем, как ей удастся уговорить двух главных исполнителей сыграть интимную сцену соблазнения героини и лишения её невинности. Остальное кажется своего рода "любовной прелюдией", искусной, но не лишённой нервозности подводкой актёров к тому, что они должны сделать, пусть и преувеличенно сопротивляются этому, а также изображают себя наивными и ничего не подозревающими "куклами", которые отдались во власть стервозной дамочки. Но на самом-то деле, "все ждут только этого" – от технических работников на съёмочной площадке до зрителей в зале: когда же покажут, наконец, интимные сцены?!
И хотя в наше время практически нельзя обойтись без того, чтобы снять сексуальный эпизод, не прибегая к обнажённой натуре и не используя возбуждающие детали, Катрин Брейя на удивление остроумно (прежде всего – сверхиронично по отношению к собственному творчеству) выходит из двусмысленного положения. Она откровенно издевается над лицемерной цензурой, для которой эрегированный мужской член недопустим на экране, а вот его впечатляющий муляж, прикреплённый главным исполнителем в ответственной сцене, может быть снисходительно принят и одобрен. И вообще Брейя превращает секс в комедию, смеясь над тем, как его разыгрывают на экране, и над тем, как это воспринимается публикой.
А с другой стороны, лента Катрин Брейя, являющаяся по счёту её "девятым с половиной опусом", оказывается (как ни кощунственно это покажется!) в одном ряду с исповедальными произведениями на тему "кино о кино" – "Восемь с половиной" Федерико Феллини, "Всё на продажу" Анджея Вайды, "Американская ночь" Франсуа Трюффо. Кстати, она сотрудничала с Феллини в качестве соавтора сценария его хитроумного по мысли и конструкции фильма "И корабль плывёт", а в юности не только писала романы, но и снялась в эпизоде вместе с младшей сестрой Мари-Элен Брейя в "Последнем танго в Париже" Бернардо Бертолуччи, где тоже присутствовал мотив "эстетического отношения кинематографа к действительности".
Потому что "Секс – это комедия", постепенно набирая к своей кульминации (так и хочется сказать – к оргастическому завершению) не только язвительный, сатирический или трагикомический пафос, но и подлинную силу художественного высказывания, в большей степени свидетельствует об интимности творчества, нежели о раскрытии эротических подробностей того, как это делается в кино. Искусство есть загадка, великая тайна. И сам автор так же удивляется внезапному прозрению, "моменту истины", наступающему среди полной сумятицы и фривольных пересмешек, как и актёры, которые вдруг выдали столь необходимую неподдельную эмоцию, и зрители, переставшие смеяться и почувствовавшие искренность этой картины.
Разумеется, кинематографу, а также его служителям, ценителям и поклонникам, одновременно свойственны эксгибиционизм, вуайеризм и скрытое желание промискуитета, у нас когда-то именовавшегося "свальным грехом". Кино – это большой бордель! Между прочим, во французском языке слово bordel может иметь ещё и расширительный смысл, который использован, например, в названии давней комедии о любви "А нежность?.. Бордель!". То есть "бордель!" – как сплошной бардак, "да пошла эта жизнь ко всем чертям!". Хочется выругаться и отвести душу. Но от проклятой нежности всё равно никуда не деться – подобно ускользающей любви, эти движущиеся картинки на экране каждый раз вызывают чувство неизбывной утраты. Ведь кино существует и длится, пока между людьми, его снимающими или смотрящими, вспыхивает на короткие мгновения высокий ток взаимного влечения. Это есть – или этого нет! Необъяснимо, как и любовь, человеческая жизнь и творчество.
И тогда название "Интимные сцены" покажется даже точнее и глубже, нежели "Секс – это комедия". Интимное – это сугубо личное, открывающееся только близкому человеку, способному ощутить, понять и оценить. Катрин Брейя, вопреки нашим ожиданиям позабыв про сексуальность, феминизм и скандальность, спела своеобразный романс о любви к кинематографу, которая будет посильнее, чем секс.
2003

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова