Описание Киноповесть о руководителе большого коллектива, работающего в оборонной промышленности, крупном ученом, который взял на себя ответственность в трудных условиях продолжать сорвавшиеся опыты.

Последовавший инфаркт дал повод для его переизбрания, а ближайший друг Астахов, обвинив Потапова в легкомыслии и самоуправстве, добивается прекращения испытаний. Потапова отстраняют от дел, от него уходит жена, происходит несчастье с близким человеком. Но он продолжает работать…

Премьера (мир): 16 февраля 1986

Из книги «3500 кинорецензий»:
Психологическая драма (5/10)

Роман Сергея Иванова "Из жизни Потапова" привлёк способностью писателя представить сложный для постороннего наблюдателя процесс творческого мышления учёного именно в зримой, доступной пониманию форме, без погружения в дебри специальных терминов и технических деталей, но и без излишнего упрощения, "обытовления" научных поисков. Путь героя к открытию, прихотливая игра научного вдохновения, то ускользающего в цепи отвлекающих ассоциаций, то возникающего от, казалось бы, случайного сопоставления – всё это понято метафорически и передано при помощи символов и аллегорий, словно в соответствии с удивительно точным замечанием Бориса Пастернака: "Метафоризм – стенография большой личности, скоропись её духа".
Лучшие страницы романа увлекают благодаря интересу самого автора к изображаемой им большой личности, одержимой и бескомпромиссной, не теряющей присутствия духа в творческих и жизненных испытаниях, не успокоенной и не желающей останавливаться на достигнутом. Кажется, что роман назван довольно обыденно – "Из жизни Потапова". Его герой – учёный, творческий человек, дан в потоке жизни, в каждодневном быте, в том очевидном, что окружает любого человека. Тем невероятнее истинно поэтический прорыв духа к научному озарению и одновременно (что не менее важно) к постижению скрытых основ бытия. Бегство от "очевидности", которое является, по мысли Альберта Эйнштейна, необходимой частью развития науки, также может избавить от давления быта на человеческую жизнь, от сведения её к узкожитейским проблемам.
Название "Из жизни Потапова", на самом-то деле, не буднично, а подчёркивает длительность и неисчерпаемость жизни большой личности, творения её духа. Роман сознательно разомкнут в обе стороны, представлен как короткий фрагмент из жизни, которая текла и продолжает течь за пределами сюжета. Даже из семи-восьми месяцев времени действия выбрано и подробно описано несколько дней – почти по минутам. Течение человеческой жизни – особый сюжет, не менее интересный и захватывающий, если взята не череда событий и случаев, а смена состояний человека, рост его души, становление мысли.
К сожалению, Сергей Иванов иногда сам не доверяет избранному приёму повествования и начинает описывать новые и новые события, раскручивать интригу, фабулизировать сюжет, хотя всё это оказывается лишь "горизонтальным" постижением героя, а не "вертикальным", то есть глубинным (что писателю, в первую очередь, удалось сделать в сценах на даче, когда учёный, словно в "пограничной ситуации", раскрывается в высший миг своей жизни – в момент научного открытия).
Эта преамбула о литературном первоисточнике была необходима для того, чтобы более точно понять, почему не состоялся в качестве интересного, заметного произведения фильм Николая Скуйбина "Из жизни Потапова", который снят по сценарию, написанному совместно с Сергеем Ивановым. А в титрах, между прочим, даже нет ссылки на роман. Сознаюсь, что смотрел картину до того, как познакомился с ним, что избавило от необходимости (довольно неизбежной) сравнивать два произведения, придирчиво сопоставлять: здесь совпадает, а здесь нет. Я в первый раз узнавал историю жизни Потапова, но лента не производила особого впечатления, ничем не выделяясь из кинематографического потока. А роман читался не только с интересом, но и (что самое главное) заставлял думать, спорить, выводил на размышления о времени, герое, загадочной природе творчества, неожиданных ходах человеческого мышления.
От сопоставления с фильмом (даже в обратной последовательности) всё равно не уйти. Но надо взглянуть на это с иной точки зрения: не по принципу буквального несоответствия (естественно, что литературное сочинение не укладывается в 97 минут экранного времени), не сравнивая героев двух произведений и отношение авторов к ним. В картине есть определённые потери в образе Потапова, который проигрывает романному прототипу по глубине мысли, духовности, многомерности человеческих черт, и всё же главный персонаж, сыгранный Александром Филиппенко, запоминается своей нестандартностью, непохожестью на безликих людей, его окружающих. Однако следовало бы задаться целью понять: почему не удалось передать на экране дух романа и его мысль, воспроизвести процесс человеческого мышления, столь ясно и кинематографично представленного писателем, хотя и при помощи литературных средств – тех "слов и символов" на второй ступени мышления, о которых говорил Эйнштейн.
Фильм, в отличие от романа, не претендует на место в ряду принципиальных произведений на городскую тематику и не вносит ничего нового в изображение мира науки в искусстве. Особенно жаль, что Николай Скуйбин, который заявил о себе любопытной по затронутым проблемам и художественным решениям лентой "Кто стучится в дверь ко мне", здесь не воспользовался необычным по многим параметрам материалом и предпочёл пойти проторенным путём, известным по массе картин об учёных или испытателях техники, которые делают открытия, исполняют свой долг порой с риском для жизни, сталкиваются с подлостью друзей, оказываются неудачниками в личной жизни и т. д.
Экранизируя роман, Скуйбин и Иванов как будто всё время держали в уме насмешливую фразу оттуда: "Если б по-настоящему снимать фильм о труде учёного-теоретика, это получилось бы жутко скучное кино. Сидит человек за столом и сидит. Десять секунд пишет, десять минут думает – больше буквально ничего. И звуковое оформление тоже было бы не дай господи! Ну может, когда стул скрипнет, ну может, когда страничка шелестнёт…". В готовой ленте предпринято всё, чтобы уйти от такого "скучного" кино: жёсткая фабула, события следуют одно за другим, для этого выпрямлены некоторые сюжетные линии, упрощены характеры. Сюжетом движет острая интрига: талантливый учёный предан другом, отстранён от работы, ему изменила жена, а второй друг, писатель, хочет покончить жизнь самоубийством, потому что от него тоже ушла жена. Захватывающе, не правда ли? Как ни странно, такое обилие событий нисколько не захватывает, но, напротив, начинает раздражать своей придуманностью и нарочитостью, а также ощущением, что всё это видел много раз и заранее знаешь конец: жена к учёному, конечно, не вернётся, зато он будет вознаграждён сполна признанием своих научных заслуг.
Сама деятельность героя становится менее интересной, когда ведутся пространные научные споры с технической терминологией, понятной лишь специалистам. Попытка конкретизации научной идеи, претворения её в зримой форме на экране удачна только в одном случае – в сцене на даче, благодаря тому, что в романе, как бы вопреки опасениям сделать повествование "скучным", посвящено этому моменту немало страниц и найдены оригинальные решения, которыми грешно было бы не воспользоваться. И всё же авторы картины более робки, изначально сомневаясь в способности кинематографа передать труд учёного-теоретика на экране. Хотя у литературы в данном случае гораздо больше трудностей, чтобы при помощи слов сделать этот процесс зримым и увлекательным.
1986

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова