Описание В свой загородный дом на живописном озере приезжает муж, жена и 10-летний сын. К ним приходят два молодых парня, представившимися гостями соседей. У обоих на руках белые перчатки. Молодые люди решили позабавиться. Они убили собаку… и предложили хозяевам пари…

Слоган: "Ein Alptraum"
Премьера (мир): 14 мая 1997
Релиз на DVD: 11 декабря 2001
Рейтинг IMDb: 7.60 (36 110)
Рейтинг кинокритиков: (—%, 1 + 0 = 1)

Награды:
"Серебряный Хьюго" на МКФ в Чикаго, приз ФИПРЕССИ на МКФ в Генте, специальная премия в программе фантазийных фильмов (поровну с лентой "Фудо: Новое поколение") и награда критиков на МКФ в Порту в 1998 году.

Каннский кинофестиваль, 1997 год
Номинации (1): Золотая пальмовая ветвь

Связи:
Ремейк
1.
 

Отсылки к
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
 

Упоминается в
1.
2.
3.
4.
5.
 


Знаете ли вы, что:
• В сцене, когда преступники первый раз уходят, зрители видят один дубль (без монтажных склеек) продолжительностью более 10 минут.
• Во время премьеры на Каннском фестивале на билетах были сделаны специальные красные наклейки, предупреждающие, что публику ждет что-то по-настоящему жуткое.
• Пауль произносит фразу "мы ещё не достигли даже стандартной длины полнометражного фильма" ровно на 90-ой минуте картины.
• Ульрих Мюэ и Сюзанна Лотар, играющие супругов в "Забавных играх", были женаты и в реальной жизни.
• По словам Михаэля Ханеке сначала он планировал написать небольшое эссе о насилии в СМИ, а затем эта идея подтолкнула его к созданию полнометражного фильма.

Из книги «3500 кинорецензий»:
Экзистенциальный триллер (9/10)

Фильм "Странные игры" уже немолодого (55-летнего) австрийского режиссёра Михаэля Ханеке, который неожиданно заявил о себе лишь в 90-е годы ("Седьмой континент", "Видео Бенни" и вышеназванная лента), был выпущен под названием "Забавные игры" на российский экран фирмой "Кармен" в пакете арт-хаусных картин (раньше мы сказали бы – "трудных" или киноклубовских) вслед за "Фейерверком" японца Такэси Китано. Оба произведения жестоки и способны смутить тех, кто негодует по поводу насилия на экране, которое якобы выплёскивается уже за его пределы и настигает нас в реальной жизни. Мы привыкли всё ставить с ног на голову – и винить в жестокости и безнравственности что или кого угодно (кино, телевидение, видео, общество, правительство, институты власти, отдельные группы населения, соседа и любого ближнего своего), но только не самого себя!
Согласно же необычному высказыванию постановщика "Странных игр", это не он показывал насилие на экране – а всего лишь давал возможность нам самим показать это себе воочию. То есть мы вольны были бы в любой момент прекратить просмотр (что, кстати, происходит с теми, кто не выдерживает до конца ни "Видео Бенни", ни "Странные игры"), воспользоваться дистанционным пультом или покинуть зрительный зал. Однако если уж не сделали этого, то вовсе не обязаны непременно проникнуться преступными неуправляемыми эмоциями героев, а, напротив, должны во что бы то ни стало постараться понять психологию преступлений, которые вырастают практически из обыденной действительности, гнездятся глубоко внутри таких поначалу безобидных и даже симпатичных парней. Жестокость и порок таятся повсюду, рядом с нами и среди нас, а не привнесены откуда-то извне. И не являются некоей внеположной, а значит бесчеловечной сутью – увы, принадлежат непосредственно человеку, в котором божье и дьявольское, добро и зло не только борются друг с другом в непримиримом конфликте, но порой мирно уживаются в одном сознании, отнюдь не расщеплённом на "доктора Джекила и мистера Хайда".
Внешне благополучная семья, состоящая из мужа, жены и их примерно двенадцатилетнего сына, приезжает на машине из города в свой коттедж у озера и, что называется, средь бела дня становится объектом наглых и всё более изощрённых по цинизму действий со стороны двух юношей, которые будто бы зашли по невинному поводу – попросить для соседей четыре яйца ради кулинарных целей. Но это – лишь предлог для того, чтобы проникнуть в дом и начать издевательства над членами этой семьи. Чем же всё закончится – вопрос двоякий или интерактивный, хотя в качестве роковых вершителей судьбы силятся выступить именно доморощенные садисты, которые желали бы обращаться с реальностью при помощи remote control, то есть пульта дистанционного управления. Хотя буквально-то они сами теряют контроль над собой и легко позволяют вырваться наружу своим подавленным инстинктам.
Даже не зная финала и не ведая до поры до времени, что предшествовало визиту подонков в этот конкретный дом, всё равно следует предположить наличие серийности, многократности и повторяемости их преступлений. И не только потому, что они остаются не пойманными и не наказанными, но в немалой степени – из-за умелого и вообще искусного обыгрывания "комплекса жертв", которые как бы подхватывают данные "странные игры", пусть и невольно, вынужденно и с неистребимым желанием выжить, потянуть время, дождаться удобного момента…
Но ничего не проходит бесследно – будто бы сами жертвы находят преступников, а не наоборот. Жизнь неизбежно завершается смертью – мы это знаем, но почему-то почти по-детски надеемся избежать подобной участи, словно нас ожидает нечто иное, нежели всех других людей. Однако незнание момента нашей смерти практически делает нас бессмертными – примерно так сказано в "Солярисе" Андрея Тарковского. Вот и подлые парни в "Странных играх" говорят между собой, как ни странно, о реализованных мыслях и видениях некоего Кельвина, как бы имея в виду тоже героя Станислава Лема.
Эти убийцы играют со смертью, будто в кошки-мышки, горделиво и без должного основания присваивая себе роль демиургов, якобы вечно держа в руках пресловутый дистанционный пульт, превращаясь уже не в Deus ex machina, а в Mort en direct (если вспомнить название умного социально-фантастического фильма француза Бертрана Тавернье, который у нас в прокате зачем-то обозвали "Преступным репортажем"). Между прочим, и "Странные игры" – это тоже своего рода преступный репортаж, точнее, воображаемая видеосъёмка самих преступников, которые иногда обращаются прямо в камеру и хотят видеть себя героями экрана, словно лишь визуализация событий может сделать их подлинными, настоящими.
Мотив тотальной видеофикации реальности или виртуализации действительности, столь толково, но и с мучительной бесстрастностью заявленный Михаэлем Ханеке ещё в "Видео Бенни", приобретает в "Странных играх" более интерактивное воплощение. Remote control позволяет вполне заурядному убийце хоть на миг почувствовать себя Властителем душ, чуть ли не Высшим Судиёй. Тем не менее, техника тут совершенно не при чём – сбои в "дистанционном управлении" происходят в самом человеке (вспомним, как виртуозно эффект замедления или же ускорения реальности, которую по-особому воспринимает молодой садист Алекс, использовал Стенли Кубрик в "Заводном апельсине", чья антиутопия о будущих временах сейчас как раз, можно сказать, воплощается в жизнь).
Все экранные формы (от кинематографа до виртуальной реальности) тоже ведь нейтральны – и лишь потенциальные зрители делают их проекцией собственных маний, которые дремлют где-то на дне сознания, но рано или поздно выплывают на поверхность. Преступниками же становятся не благодаря визуализации насилия на экране, а из-за процесса катализации прежде невидимого в себе. Те, кто изначально способен к жестокости и убийствам, ускоряют таким образом процесс своего избавления от сдерживаемого контроля. А усматриваемое кое-кем губительное влияние кино, телевидения и видео на рост преступности в обществе, на самом-то деле, можно уподобить "режиму быстрой перемотки", когда скорее обнаруживается то, что когда-нибудь должно было стать явным.
Михаэль Ханеке показывает нам в "Странных играх" не кривое зеркало, а то, в которое далеко не все решатся посмотреть. Проще посчитать, что испугавшиеся не рискнули увидеть там собственную искривлённую физиономию. Но по логике автора, именно они могут стать вовсе не потенциальными убийцами, а, к сожалению, вполне возможными жертвами, которые не хотят знать многообразных гримас и личин зла, и, вероятно, не проявят необходимой осторожности и подозрительности во вроде бы обыденной ситуации.
Однако сказано в Библии: "… пройду долиной смерти да не убоюсь зла…". Ведая об опасности насилия, сокрытого в повседневной действительности, и не отводя глаз от примеров бесконечного человеческого падения в бездну всех мыслимых и немыслимых пороков, наверно, можно испытать даже некое ощущение катарсиса, избавив себя от лукавого. Правда, скептики и циники в качестве контрдовода также вспомнят "Заводной апельсин" – о напрасных стремлениях экспериментаторов насильно заставить Алекса смотреть в профилактических целях хронику преступлений человечества. Суть же в том, что ничего нельзя добиваться при помощи силы – добро и благие поступки тоже превращаются в собственную противоположность, будучи навязанными не по своей воле.
Смотрите "Странные игры", если хотите. Или не смотрите, если не хотите. Это зависит только от вас или же от дистанционного пульта в ваших руках. Главное – Keep the Control!
1998

Если вам понравился этот фильм, не пропустите:
Забавные игры / Funny Games U.S., (2007)
Заводной апельсин / A Clockwork Orange, (1971)
Незнакомцы / The Strangers, (2007)
Судная ночь / The Purge, (2013)
Райское озеро / Eden Lake, (2008)
Последний дом слева / The Last House on the Left, (2009)
Захват / Secuestrados, (2010)
Они / Ils, (2006)
Видео Бенни / Benny's Video, (1992)
Веревка / Rope, (1948)
Церемония / La Cérémonie, (1995)
Гости / The Visitors, (1972)
Ein Alptraum.

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова