Описание После окончания Второй мировой войны, вернувшийся на родину Федор-большой встречает мальчишку-беспризорника Федора-малого. Они решают жить вместе. И все-то у них было замечательно, пока Федор-большой не женился.

С женитьбой Федора-большого их дружная жизнь разлаживается, хотя Наташа всячески старается снискать любовь мальчика. Доведенный ревностью до отчаяния, мальчик убегает из дому. Но после долгих волнений и поисков его находят, и он примиряется со взрослыми.

Премьера (мир): 12 января 1959
Релиз на DVD: 13 августа 2009
Рейтинг IMDb: 6.90 (70)

Из книги «3500 кинорецензий»:
Социальная мелодрама (8/10)

Герой "Весны на Заречной улице" понравился зрителям во второй половине 50-х годов не только своим человеческим обаянием, задором, остроумием (это было и в других экранных героях тех лет, каждого из которых можно было назвать "своим парнем"), но и неожиданным упорством, гордостью, умением доказать, что такой человек, как Саша Савченко, способен подняться выше той привычной жизни, которая ожидала его. А это уже немало. Но всё-таки и немного, чтобы стать главным героем кино 50-х годов, оказаться выше своей экранной судьбы. Ведь кинематограф того периода был в большей степени ориентирован на героев прошлого – Губанова из "Коммуниста", Марютку из "Сорок первого", Веронику и Бориса ("Летят журавли"), Алёшу ("Баллада о солдате"), Соколова ("Судьба человека").
И, видимо, у Марлена Хуциева был немалый резон в том, что в своём втором фильме "Два Фёдора" он обратился, как, например, и Юлий Райзман в "Коммунисте", к ситуации "после боя" (определение Семёна Фрейлиха), когда бывший воин, вернувшийся домой как победитель, оказывается на пустом месте – всё надо начинать сначала, повторять пройденное. И для людей, измученных тяжёлой войной, для кого победа казалась счастливой минутой, которая избавляет от страданий и возвращает всех к прежней, довоенной жизни, словно наступает новое испытание, быть может, более трудное, потому что силы уже на исходе, а цель, владевшая всеми, достигнута: враг побеждён. На войне личное и общее были нераздельны. Своё несчастье растворялось в скорби всех людей. А общая беда являлась личной для каждого. После войны человек хочет обрести собственное счастье, которое всё же было невозможно в момент общенародного потрясения – на Великой Отечественной. Это обратная реакция человека на страдание.
Лента "Два Фёдора" знаменательно начинается со своеобразного пролога, который в какой-то мере соответствует хроникальному вступлению в иной хуциевской картине "Был месяц май". Грохот сражения слышится до тех пор, пока на экране идут титры. А следующий за ними первый кадр – паровоз с плакатом "Победа", мчащийся прямо на нас. Теперь, с расстояния прошедших десятилетий, эти специально снятые кадры с проносящимися поездами солдат-победителей и встречающими их людьми воспринимаются уже как документальные. Кажется, кроме Марлена Хуциева, только Михаил Калатозов в фильме "Летят журавли" решился воспроизвести на экране возвращение солдат с войны. Например, Андрей Смирнов в "Белорусском вокзале" воспользовался хроникой, думая, что уже не сможет в 1970 году передать в игровом кино атмосферу встречи победителей на Белорусском вокзале. Надо сказать, что в данном случае такой выбор режиссёра кажется даже необходимым для создания дистанции времени. А для Калатозова и Хуциева было важным показать своих героев как раз в тесном единстве с другими людьми, пережившими войну. Смысл ленты "Летят журавли" – в очищении Вероники, которая ощущает искреннюю радость тех, кто непосредственно рядом с ней встречает на вокзале своих мужей, отцов, братьев, любимых. Она вливается в толпу – и её горе растворяется в общем счастье.
В картине "Два Фёдора", впрочем, как и в последующих работах постановщика – "Мне двадцать лет" и "Июльский дождь", главный герой, наоборот, возникает среди других людей, вычленяется первоначально как эпизодический персонаж, затем выводится с общего на крупный план. Проносятся эшелоны, сменяют одна другую песни, самые разные – русские, украинские, а мимо мелькают сёла, степи, мосты, реки… Так рождается метафора – будто вся страна встречает этот поезд Победы, на котором возвращаются домой все солдаты: уцелевшие, выжившие, спасшие мир. А уже потом мы видим солдат, сидящих в теплушке, девушек, бегущих за эшелоном, какого-то мужчину на переезде, машущего фуражкой, возбуждённых мальчишек… Но всё это пролетает короткими планами – мы не успеваем внимательно рассмотреть лица.
И только когда расходятся на развилке два поезда в разные стороны, а один из них останавливается, мы уже можем видеть и слышать людей. В завершение же конкретизации общего (от метафоры: поезд Победы – до солдата-победителя, конкретного человека) появляется Фёдор. Он, можно сказать, случайно выбран. Но на примере судьбы этого человека рассказано обо всех, кто вернулся с победой домой, к мирной жизни. Единичное намекает на общее. Прямого выхода к Истории в фильме "Два Фёдора", как и в двух следующих произведениях Марлена Хуциева, ещё нет. Поэтому зритель сам должен вывести частную историю за пределы повествования и осознать его иносказательный смысл.
"Два Фёдора" – словно продолжение и развитие параллельно снятой "Судьбы человека" Сергея Бондарчука. Факты усыновления чужих детей были после войны отнюдь не единичными. Но бытовая история, казалось бы, не имеющая в себе никакого символического значения, Хуциевым расширена до обобщения. Непримечательный рассказ об обыкновенных людях становится почти документальным свидетельством о послевоенной жизни и одновременно метафорическим выражением её возвращения в нормальное русло.
Одна из французских послевоенных лент называлась "Возвращение к жизни". Это подразумевает не отход человека от событий истории и углубление в своё частное существование, но, напротив, установление более тесной связи с другими людьми, потому что лишь в таком случае возможно возрождение всей страны. Страдание сплачивает людей, поскольку связано с чувством сострадания. А со счастьем хочется остаться один на один. Война делает из обычного человека героя, выявляя в нём неведомые силы и возможности (повесть "Сотников" Василя Быкова). Мир же превращает героя опять в простого человека. Но те, кто не смог по-настоящему вернуться к жизни, переживают острую драму ("Крылья" Ларисы Шепитько).
По конструкции картина "Два Фёдора" давно причислена к мелодраме со вроде бы традиционным треугольником: предпочтение одного приводит к ущемлению другого. А выбирает В, а С страдает из-за этого. Но отличие заключается в том, что в фильме Хуциева слиты чувство и долг. Гражданственное является мерой для любовного (так будет позже и в "Мне двадцать лет", и в "Июльском дожде"). Фёдор-большой, вернувшись с фронта, встречает на железнодорожной станции мальчишку, Фёдора-малого, у которого война отняла родных, и он остался совсем один в покорёженном ею мире, стал беспризорным, то есть оказался без призрения, без заботы и любви. Два Фёдора начинают жить вместе, одной семьёй – но тут к Фёдору-большому приходит своё счастье: любовь к девушке Наташе. А для Фёдора-малого – это как новая трагедия. Ему кажется, что усыновивший его фронтовик теперь заведёт себе другую семью, опять оставив мальчишку одиноким, безродным.
Дети войны, со сломанными судьбами и ожесточёнными душами, – поистине её самый горький итог. Детство, отнятое у них страданием и ненавистью, никогда уже не вернётся. Можно залечить раны, которые нанесены стране войной, заставить людей поверить в возможность нового счастья уже теперь, после войны, и сделать их жизнь прекрасной и светлой – но всё равно, как и скрытые свидетельства минувших битв, останутся обожжёнными и кровоточащими души этих детей. Они ведь и во время войны, несмотря ни на что, не оставались, так или иначе, без душевного участия со стороны взрослых. Но после войны особенно нуждались в любви и нежности. И то, что солдаты и просто люди, вынесшие на себе все тяготы и лишения, порой ожесточившиеся в долгом ожидании скорой победы, оказались способными на проявления добрых чувств даже к чужим детям, как нельзя лучше говорит об их человечности.
Озабоченность взрослых героев ленты "Два Фёдора" не только личным счастьем, но и счастьем беспризорных детей как раз и делает возможным для режиссёра выход к глобальным проблемам времени. Ведь судьба детей войны – это судьба страны. Их будущее – это будущее всего общества. Ради них одержана победа, завоёван мир. И не случайно, что фильм называется "Два Фёдора". Фёдор-большой и Фёдор-малый – это два возраста, два времени, настоящее и будущее. Уже здесь Марлена Хуциева начинает волновать то, какими будут люди нового общества, каким станет оно само. Вот и герои "Мне двадцать лет" и "Июльского дождя", если разобраться, являются, по сути, ровесниками младшего Фёдора. Перед нами три поры в судьбе одного поколения: детство ("Два Фёдора"), юность ("Мне двадцать лет") и период перед зрелостью ("Июльский дождь").
Сразу после войны эти дети не остались чужими, посторонними для таких людей, как Фёдор, которые по собственному возрасту являлись, в свою очередь, детьми революции и гражданской войны. Так неожиданно связываются воедино прошлое, настоящее и будущее, давая чётко почувствовать, как движется История. Она только внешне представляется чем-то громадным, очень далёким от отдельного человека – но стоит приблизиться к ней, как становится ясно, что Время, на самом-то деле, складывается из действий и судеб обыкновенных людей, которые, может быть, и не думают о величии собственных ежедневных дел. Но от их жизни зависит жизнь страны. Это выходит на поверхность лишь в предельные моменты, когда решается судьба Истории: во время революций и войн, иных общественных катаклизмов. А существуют более длительные промежутки времени, когда конкретный человек может даже не подозревать, насколько тесно и многообразно он связан со Временем. Он просто живёт в настоящем – но из этого настоящего рождается будущее.
Однако в картине "Два Фёдора" герои оказываются как бы между временами. Прошлое (то есть война) ещё окончательно не ушло, настоящее (то есть мир) пока в полной мере не наступило. И от всех людей без исключения зависит, чтобы прошлое окончательно уступило место настоящему. В ленте есть эпизод, когда в развалинах дома находят танк. Это является зримым воплощением того, что от войны не так уж легко избавиться. Она вновь и вновь напоминает о себе. Но, кроме того, прошлое остаётся внутри человека, заставляя его страдать. Об этом гораздо труднее забыть, чем, допустим, отказаться от каких-то поступков, к совершению которых принуждала война. И даже можно поставить обнаруженный танк на постамент, превратить его в памятник, чтобы помнить о прошлом, надеясь, что оно больше не повторится в будущем. Гораздо сложнее вернуться к Жизни, вместе построив Дом.
Этот "мотив дома" проходит через всё повествование, приобретая различные значения. Когда Фёдор-большой возвращается с подобранным им Фёдором-малым в свой родной городок, то комната в доме, где он раньше, до войны, жил, наполовину разрушена. Жизнь надо начинать заново, буквально – строить дом по кирпичику. Речь идёт не только о собственном доме в жизни героя, но и о Доме для всей страны. А центральной сценой становится весенний воскресник. Опять, как и в "Весне на Заречной улице", весна, будучи традиционным образом обновления и возрождения природы, сопоставлена с зарождением любви героя и переменой в его душе. Но здесь весна – также и метафора возрождения Жизни после войны.
И финал опять открыт – Наташа находит обоих Фёдоров как раз на строительстве, в ещё недостроенном доме, говоря им: "Ну, чего вы тут уселись?.. Пойдёмте домой", а затем сразу следует надпись "Конец фильма". Но несмотря на то, что многое ещё не определено в частной жизни этих людей, уже возникает стойкое ощущение – обретение героями своего подлинного дома, единой семьи из трёх человек иносказательно говорит о возвращении к жизни целого поколения людей послевоенного времени.
1977

Если вам понравился этот фильм, не пропустите:
Судьба человека / (1959)

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова