Описание В глухую деревню приезжает группа музыкантов, чтобы отдохнуть и порепетировать для следующего музыкального сезона. Вокруг живут крестьяне – симпатичные, злобные… разные. Эти два мира присматриваются друг к другу и удивляются: как по-разному можно жить на этом свете!

Среди них наивная деревенская девочка, впечатлительная и мечтательная. Крестьяне с одной стороны, а с другой – люди, избравшие себе занятием столь утонченную вещь, как музыка. Крестьяне не сентиментальны; это мы восторгаемся – ах, как прекрасна деревня! И быть профессиональным музыкантом порой означает потерять всякую связь с прекрасным. Нельзя профессионально практиковать утонченность…

Премьера (мир): 13 декабря 1981
Релиз на DVD: 24 января 2008
Рейтинг IMDb: 7.30 (258)

Награды:
Берлинский кинофестиваль, 1982 год
Победитель (2): Приз ФИПРЕССИ (программа «Форум»); Приз Международной Католической организации в области кино - почетное упоминание (программа «Форум»)

Из книги «3500 кинорецензий»:
Лирико-социальная притча (9/10)

Знаменательно, что этот фильм, снятый грузинским режиссёром Отаром Иоселиани в сорокадвухлетнем возрасте и ровно через 40 лет после ассоциативно перекликающегося с ним "Строгого юноши" Абрама Роома, тоже оказался в ситуации как бы запрещённого, но показываемого в узком кругу кинематографистов. А в 1982 году даже попал вне конкурса на фестиваль в Западном Берлине, где удостоился премии ФИПРЕССИ, которой Иоселиани ещё не раз был награжден за работы, сделанные во Франции. Уже по этой причине можно бы выискивать в "Пасторали" приметы диссидентства автора, тем более что данная лента по сравнению с двумя первыми частями своеобразной трилогии – "Листопад" и "Жил певчий дрозд" – поневоле выглядит более дидактичной, а порой даже не лишённой иронически-сатирического заряда.
Хотя внешне она не даёт повода для подобной трактовки, являясь как бы документальной зарисовкой-импровизацией о поездке камерного оркестра городских музыкантов на летний отдых в деревню, где они репетируют классические сочинения, которые то соотносятся с буколикой пейзажей, то контрастируют с сельским бытом и местными нравами. Но в стилевом отношении – по мере развития творчества Отара Иоселиани от всё-таки более прозаического "Листопада", пусть и снабжённого метафорическими кодами, к намеренно амбивалентной по морали и манере картине "Жил певчий дрозд", которая насыщена иносказаниями вопреки якобы беспечности героя и бессюжетности материала – в "Пасторали" проявляется безусловная притчевая форма. Но она лукаво спрятана под видом чуть ли не телерепортажа, случайно зафиксированного камерой на деревенской натуре.
Как раз природа, которая оставалась только на заднем фоне в городских работах Иоселиани (несмотря на то, что крайне важным было весеннее время года ещё в "Апреле", предосеннее – в "Листопаде", летнее – в фильме "Жил певчий дрозд"), становится, пожалуй, главным героем в исключительно сельской по месту действия "Пасторали". Нега лета и работа до пота, будь то простые сельские труженики или музицирующие горожане-интеллектуалы; умиротворение всего вокруг, замирающего в жаркие дни; и сонливое переживание "застойного времени", которое всего лишь через три года сменится зимней "жарой в Кабуле" (да и какая в тех южных краях зима?!).
Конфликт между вдохновенными музыкантами и приземлёнными жителями из провинции может показаться в "Пасторали" явным, острым, не терпящим примирения. Но постепенно это отходит на второй план. В самой деревне не всё так уж пасторально, хотя и не заслуживает гневного презрения, ленивого снисхождения, а в чём-то способно вызвать любопытство и пробудить подлинный интерес горожан, которые тоже не идеальны, не столь одержимы своим служением искусству, подчас по-человечески мелочны и эгоистичны.
Смысловая перекличка с предыдущими лентами Отара Иоселиани в том и заключается, что грань в отдельном человеке или группе людей, объединённых по профессиональному, социальному и какому-либо иному принципу, проходит между нравственным и безнравственным, духовным и бездуховным. После отъезда музыкантов, которые вроде бы должны были уже всем надоесть, остаётся непредусмотренное чувство грусти. Финал не замкнут. Деревенская девочка-подросток, которая покорно выполняла работу по хозяйству и лишь прислушивалась к репетициям музыкантов, теперь ставит на проигрыватель подаренную ими пластинку – и слушает музыку. Не это ли становится истинной пасторалью: что-то изменилось в душе тех, кто вообще не тронулся с места или же уехал восвояси.
Вот и в скоро случившемся переселении режиссёра во Францию по лично-семейному поводу не было, на самом-то деле, такого резкого и демонстративного разрыва ни с обществом, ни со страной, не говоря уже о родине (к сожалению, не свойственная Иоселиани тема огульного неприятия и раздражённого отрицания советского прошлого всё-таки найдёт отражение в поздней документальной картине "Грузия одна"). И в фильмах, снятых в окрестностях Парижа или вообще в африканской деревне ("И стал свет"), он остаётся самим собой, не изменяющим своим эстетическим принципам свободным художником.
1982/1997

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова