Описание История, рассказанная в фильме – это история взросления одного конкретного человека в условиях новой рыночно-мафиозной общественной жизни, история его любви к однокласснице, которая становится известной парижской топ – моделью, нежные и трогательные взаимоотношения с которой проходят через всю жизнь героя, от самого раннего детства до сегодняшних дней, спасают и формируют эту жизнь…

Сборы в России: $55 000

сборы
Премьера (мир): 28 января 2003
Премьера (РФ): 23 декабря 2000
Релиз на DVD: 20 августа 2009
Рейтинг IMDb: 7.30 (271)
Рейтинг кинокритиков: (—%, 0 + 1 = 1)

Награды:
Национальная премия кинокритики и кинопрессы за второплановую мужскую роль (Сергей Гармаш), главный приз, премия за музыку и награда Гильдии киноведов и кинокритиков на фестивале "Кинотавр" в 2001 году.

Ника, 2001 год
Победитель (1): Лучшая роль второго плана (Сергей Гармаш)
Номинации (3): Лучший фильм; Лучший режиссер (Сергей Соловьев); Лучшая операторская работа (Павел Лебешев)

Кинотавр, 2001 год
Победитель (3): Главный приз «Золотая роза»; Приз Гильдии киноведов и кинокритиков; Приз имени Микаэла Таривердиева за лучшую музыку к фильму

Из книги «3500 кинорецензий»:
Драма (7.5/10)

После шестилетнего перерыва (правда, в это время оказались "замороженными" два других проекта Сергея Соловьёва – экранизация "Анны Карениной" и фильм о Тургеневе) один из оригинальных российских режиссёров 70–80-х годов выступил под занавес 2000-го с лентой "Нежный возраст", созданной в сотрудничестве с сыном Дмитрием Соловьёвым в качестве соавтора сценария и исполнителя главной роли. С одной стороны, постановщик словно возвратился к собственной "маразматической трилогии" конца 80-х – начала 90-х годов ("Асса", "Чёрная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви" и "Дом под звёздным небом"), которая знаменовала криминально-эксцентрический, по своей сути, период распада советской империи. С другой же стороны, реализуя замысел своего сына Мити, названного так в честь героя-подростка Мити Лопухина из картины "Сто дней после детства" (1975), Соловьёв фактически воплотил на экране современную эпоху тех, кому исполнилось 25 лет в 2000 году.
Помнится, у швейцарского режиссёра Алена Таннера был не лишённый горечи фильм "Иона, которому будет 25 лет в 2000 году", который поставлен в 1976 году и расставался с иллюзиями "бурных шестидесятых", когда молодёжь стремилась решительно изменить мир, даже не заметив, как исподволь этот мир изменил их самих. И в данной ситуации унылого разочарования им ничего не оставалось, как надеяться на только что родившихся детей, которые в магическом 2000-м якобы сотворят что-то почти библейское, выйдя, подобно Ионе, из чрева кита.
В "Нежном возрасте", к чести Сергея Соловьёва, возникает намного явственнее и острее, чем в параллельно снятой "Москве" более молодого Александра Зельдовича, тема виновности и ответственности поколения родителей, примерно пятидесятилетних, практически самоустранившихся от воспитания собственных детей, которые пошли в школу ещё при Брежневе, а закончили её уже после ликвидации СССР. И "потерянными", будто выпавшими из времени, растворившимися в небытии следовало бы считать отнюдь не двадцатипятилетних, кто худо-бедно, но быстрее может приспособиться к нынешней "идиотской эпохе", а вот тех самых "семидесятников", которые сполна хлебнули скепсиса, равнодушия и цинизма в период застоя.
В "Нежном возрасте" отец и мать главного героя, Ивана Громова, представителя "московской золотой молодёжи" начала 90-х годов, появляются только раз – словно заезжие иностранцы, привезя с собой из Парижа давно выросшую Лену. Она была чуть ли не "детсадовской любовью" мальчика Вани, соблазняла его стыдливо-доверчивой наготой маленькой балерины – теперь же прельщает выставляемым напоказ телом западной фотомодели, но замуж собирается за французского бизнесмена с давними российскими корнями. А расстроенный Иван, согласно романтической традиции отечественной литературы, отправляется искать смерть на Кавказе, ещё в первую чеченскую войну 1994–96 годов.
Боевые сцены, снятые в Подмосковье, могут показаться довольно бестолковыми – но, в конце концов, Соловьёв никогда не был ни баталистом, ни мастером эпизодов с большой массовкой и техникой. И исполнитель главной роли не воевал и не служил, поскольку учился во ВГИКе, да и по здоровью вряд ли попал бы в войска. Но именно это и работает на образ "вечного подростка", который оказался-то на войне по собственной дурости – точно так же, как раньше попадал в разнообразные опасные передряги в школе и после её окончания, вдруг подрядившись водителем-дальнобойщиком, чтобы подзаработать "левые деньги". Он ведь и заявлен в прихотливой структуре повествования, разделённой на главы и подглавки, будто "идиот" Достоевского, который разрывается между своей тонкой душевной организацией и жаждой оказаться непосредственным свидетелем или даже участником бурных страстей, преступных умыслов, смертельных деяний.
Реминисценции из классической литературы, приверженцем которой Сергей Соловьёв является в своём творчестве на протяжении нескольких десятилетий, всё же уместнее в "Нежном возрасте" – в отличие от всевозможных кинематографических финтифлюшек, стёбных вещиц и деталей, навязчиво преследующих этого постановщика со времён "Ассы", когда он явно захотел угодить эклектичным вкусам молодёжи. Но Соловьёв и здесь будто не доверяет серьёзности и драматичности рассказываемой истории, которая во многом основана на подлинных фактах из жизни соучеников и приятелей его сына, как бы опасается выглядеть скучным и занудным, поэтому насыщает действие повторяющимися дивертисментами (порой грешащими по части вкуса). И для финала приберегает намеренно искусственную, бравурно-праздничную сцену, приторность которой искупается лишь благодаря ироничному отстранению и включению участников съёмочной группы в круг веселящихся действующих лиц.
Но нельзя не отметить, что Сергею Соловьёву удалось затронуть тот больной нерв времени, который не даёт покоя, саднит, словно незаживающая рана. Дело тут не столько в теме Чечни, данной лишь пунктирно, знаково. Режиссёру важнее дальнейшее развитие мотива "жестокого детства", который присутствовал в картине "Чужая Белая и Рябой" (1986). Да и в предшествующей условной трилогии "Сто дней после детства" – "Спасатель" – "Наследница по прямой" пионерско-юношеская жизнь не была уж особо благостной, лишённой собственного драматизма, который всё-таки присущ "нежному возрасту" в любые времена. Ведь всегда случаются несчастные любовные истории, существует опасность совершить непоправимые поступки, имеется искус, начиная с какой-нибудь мелочи, изменить самому себе, предать свою душу, погубить ещё дремлющий талант или просто человеческий дар быть другом и "спасателем".
И особенно ценно в "Нежном возрасте" то, как способно меняться лицо Дмитрия Соловьёва (между прочим, его мать – Марианна Кушнирова, незабываемо сыгравшая в "Станционном смотрителе"), которого отец вовсе не собирался снимать в главной роли, но уступил под напором Никиты Михалкова в качестве генерального продюсера. Соловьёв-младший кажется сущим ребёнком, играя десятилетнего Ваню, которого должны принять в пионеры, и выглядит как уставший и разуверившийся тридцатилетний интеллигент во второй парижской сцене, когда он сообщает Лене, что теперь знает значение тютчевской стихотворной строчки "элизиум теней" – то есть "обитель блаженных". Иван Громов в этот момент уже точно похож на "современного князя Мышкина", добивающегося расположения "новой Настасьи Филипповны". Они оба – блаженные, кого так хочет избавить постановщик от неминуемого рока и подарить им "киношную свадьбу". Впрочем, он и раньше был склонен к литературной романтике, а здесь всё развёртывается вроде бы на реальном фоне, но в неком мифическом времени, которое можно определить так: "сто лет после детства".
2000

Если вам понравился этот фильм, не пропустите:
Асса / (1987)

  • Загрузить программу для скачивания торрентов
  • Что такое magnet-ссылка

  • Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!



    0 комментариев

    Добавление комментария

    • Введите слова